Детские рассказы

Вернуться к списку материалов

clear floats

Сашка

Осенний вечер, ветреный и холодный, опустился над городом. Сашка брел, сам не зная куда. Ветер безжалостно продувал насквозь его тоненькую куртешку, пробирался в рукава, словно выдувая из тела последние остатки тепла. А Сашка все шел и шел, хотя идти ему было некуда. В голове пронзительно звучала сирена скорой помощи, увозящей мать. Ее лицо, какое-то совсем чужое и бледное, с посиневшими губами, так и стояло перед глазами. Сашке хотелось выть от одиночества и тоски, хотелось крикнуть в эту промозглую темноту: “Люди, где вы? Мне плохо! Слышите?! Мне очень плохо и одиноко! Помогите же мне!” Но он только упрямо сжал губы и шагнул под укрытие автобусной остановки. Здесь меньше дуло, но теплее не было. Сашка засунул руки в рукава, поглубже втянул голову в воротник и незаметно задремал. Снился ему сон, яркий и светлый. Снилась деревня. Будто лежит он на берегу речки Витушки и греется на солнышке. Неподалеку щиплет траву его любимый годовалый жеребчик Рики. Вот он подошел и ласково ткнулся теплой мордой. Сашка обнял его за шею, протянул было руку, чтобы потрепать за загривок, как вдруг проснулся. Чья-то теплая рука ласково трясла его за плечо. Незнакомый голос говорил: “Проснись, слышишь, проснись. Замерзнешь ведь...”

Сашка открыл глаза, вскочил и растерянно захлопал ресницами. Перед ним стояла незнакомая девушка. Её большие глаза внимательно рассматривали Сашку.

– И давно здесь сидишь? – участливо спросила она.

– Нет, – буркнул Сашка и отвернулся.

– Продрог, наверное, совсем. Одет не по сезону. Да и родители, наверное, беспокоятся, – сказала она.

Сашка ничего не ответил. Говорить не хотелось. Зато сильно хотелось есть. С утра у него во рту не было ни крошки. “Сейчас бы теплых маминых щей”, – подумал он и сразу осекся, вспомнив, что дома только пьяный отчим.

– Ну ты идешь или так и будешь сидеть? – спросила незнакомка.

– Мне некуда идти, – отрывисто и сухо произнес Сашка.

– Как некуда?

– Мать в больнице, а дома только пьяный отчим. Туда я не пойду.

Незнакомка присела рядом и задумалась. Её большие глаза по-прежнему внимательно смотрели на Сашку. Минуты две она молчала, потом резко встала и сказала:

– Пойдем ко мне. Мы с мамой вдвоем живем. А завтра посмотрим.

Сашке скорее хотелось в тепло, хотелось отогреть продрогшие ноги, но он, едва двигая замерзшими губами, произнес:

– Не пойду.

– Нет, пойдешь! – настойчиво сказала незнакомка. – Я тебя здесь не оставлю. И, взяв его за руку, она потянула его за собой.

За всю дорогу до её дома они не произнесли ни слова. Лишь войдя в подъезд, она негромко сказала:

– Ну вот мы и пришли.

Дверь им открыла невысокая симпатичная женщина. На вид ей было чуть больше сорока лет.

– Моя мама, Ксения Петровна, – коротко представила девушка.

Женщина удивленно вскинула брови. Однако приветливо пригласила:

– Проходи. Гостем будешь.

Сашка стоял в прихожей, неловко переминаясь с ноги на ногу.

– Раздевайся, раздевайся, – чуть требовательно сказала девушка, снимая с головы шапку и стряхивая с нее снег.

Её светлые волнистые волосы рассыпались по плечам. Затем она неторопливо сняла пальто, и Сашка увидел, как блеснули две звездочки на её погонах.

– Милиция, – не то спросил, не то выдохнул он с ужасом. – Вот это влип...

– Да, – спокойно ответила она. – Недавно окончила школу МВД в Казани. А теперь вот работаю в отделе по делам несовершеннолетних. Ты-то чего испугался? Я ведь не на работе. И ты мой гость.

Из кухни вышла её мама.

– Саша, приглашай своего гостя к столу, – тепло произнесла она.

“Саша?! Её зовут Сашей, как и меня? – подумал Сашка удивленно. – Ну и совпадение!”

Он сидел за столом и чувствовал, как мурашки бегают по отогревающемуся телу. От сытного горячего супа и вкусных пирожков с капустой его разморило. Глаза сами собой закрывались.

– Я постелю тебе на раскладушке, – сквозь дрему услышал он и не заметил, как провалился в темноту.

Спал он долго. Когда проснулся, Саши уже не было.

Ксения Петровна что-то делала на кухне. Сашка встал, оделся, аккуратно сложил постель и собрал раскладушку. Не зная, что делать дальше, он растерянно стоял посреди комнаты.

– Проснулся? Вот и хорошо. Пойдем завтракать, – позвала она.

– А где дочь? – спросил Сашка, не решаясь назвать ночную незнакомку по имени.

– На работе. Ещё семи не было, как убежала. Просила, чтобы никуда не уходил. Сказала, что в обед домой забежит.

– Зачем? – мелькнуло в голове Сашки.

– Говорит, что надо помочь тебе, – словно отвечая на его немой вопрос, сказала Ксения Петровна.

За чаем почти не говорили. Только изредка Ксения Петровна смотрела на Сашку и тут же отводила глаза.

Саша, как и обещала, пришла домой в обед. Сняв одежду, она вошла в комнату и, весело потирая ладошками розовые щеки, заговорила:

– Ну и холод сегодня. И тут же добавила: Я в больнице была. Маму твою проведала. Она в палате интенсивной терапии лежит. Врачи говорят, что опасность миновала, но лечиться придется долго. Инфаркт у неё.

Сердце Сашки дрогнуло. Вновь перед глазами встала мать. И Сашка с грустью подумал: “Это все из-за нас.”

И вспомнил он, как по вечерам, когда отчим приходил пьяным, мать виновато смотрела на него, как незаметно старалась подложить лишний кусочек мяса или пододвинуть тарелку с блинами. В отсутствие отчима она словно оживала. Настроение буйной радости охватывало её в эти минуты. Иногда она даже смеялась. Правда не звонко и заливисто, как бывало прежде, а как-то глухо и чуть надрывисто.

– Я сейчас пирожков твоих любимых напеку, – оживленно верещала она.

Звонче гремела посуда. Увереннее становилась её поступь. Но стоило ей только заслышать тяжелые шаги отчима, его приглушенный кашель, как она сразу, словно фитилек, гасла. И снова Сашка ловил на себе её виноватый взгляд и видел опущенные плечи.

Сашка знал, что мать очень часто не спит по ночам. Потирая руками грудь, она тяжело вздыхает и ворочается с боку на бок.

– Наверное опять погода меняется, – словно оправдываясь говорит она тогда. Но Сашка знает, что это сердце её беспокоит.

Сашка всегда жил в ожидании чего-то страшного. И вот оно случилось. Мать в больнице, Он у чужих, совершенно незнакомых ему людей. Домой идти нет смысла. Да и не хочется.

– Мама, можно Саша у нас поживет, пока мама у него не выпишется? – попросила Саша.

– Ну конечно, – улыбнулась Ксения Петровна.

С этого дня он жил у своих новых знакомых. Здесь ему было хорошо, а главное спокойно. За короткое время он многое узнал об этой семье. Он узнал, что год назад в автокатастрофе у Ксении Петровны погибли муж и тринадцатилетний сын. Сейчас ему, как и Сашке, исполнилось бы четырнадцать лет. Лишь однажды Ксения Петровна заговорила о нём. Заговорила взволнованно, словно оправдываясь в том, что не уберегла близких ей людей. Затем она молча протянула ему фотографию и, резко умолкнув, отошла к окну. Плечи ее вздрагивали. “Плачет”, – понял Сашка. Сердце его сжалось от тоски и еще от того, что он не знал, как утешить бедную мать.

Взглянув на снимок, он вздрогул. С фотографии на него смотрел мальчишка, лицо которого Сашка хорошо запомнил. Он подрался с ним в прошлом году там, на футбольном поле. Ему тогда так хотелось погонять мяч. А своего не было. По уже сложившейся привычке он решил отнять у этого парнишки. Да не тут-то было. Уж очень упрямым да к тому же еще и ловким оказался пацан. Так и не выпустил мяча из рук, несмотря на то что дважды получил удар в челюсть.

При воспоминании об этом, Сашка вспыхнул от стыда. Вот ведь как оно в жизни-то бывает, – с грустью и раскаяньем подумал он. И вдруг сам не заметил, как подошел и обнял Ксению Петровну за плечи. Она щекой прижалась к его руке. Сашка стоял, боясь пошевельнуться...

С того дня словно что-то перевернулось в душе его. Теперь он не хотел, да и не мог жить как прежде. Он ещё не знал, как будет жить дальше, но твердо был уверен в том, что теперь всё будет иначе. К тому же ведь он теперь не один. Рядом с ним Ксения Петровна и Саша, эта славная девушка с удивительно добрыми глазами, словно фея ворвавшаяся в его жизнь в тот памятный осенний вечер…

Султанаева Алина, 8 класс, МОУ СОШ №21

Карта сайта