Постулаты Грасиана

clear floats
clear
174
Человек чести.
Добрым нравам пришел конец, обязательства не признаются, благодарность встретишь редко; чем усердней служба, тем скудней награда — такая мода пошла повсюду. Есть целые народы, склонные к злонравию: от одних жди вероломства, от других — непостоянства, от третьих — надувательства. Пусть же неверность других служит нам не для подражания, но для осторожности; глядя на этакое неподобство, совратиться может сама праведность. Но муж чести, взирая на других, никогда не забудет, кто он.
173
Не всегда возражать на возражения.
Надобно различать, когда противоречат по невежеству, а когда из лукавства, иногда это упрямство, но может быть и хитрость. Итак, остерегайся сам впасть в первое и пасть жертвою второй. Более всего полезна осторожность с соглядатаями: против их отмычки для сердец лучшее средство — оставить в замке изнутри ключик сдержанности.
172
Не быть слишком приметным.
Только окажись на примете, сами достоинства станут недостатком. А причина в том, что необычное обычно осуждают; единственный одинок, даже необыкновенная красота не на пользу доброй славе: привлекая взоры, стесняет. Тем паче — странности осуждаемые. Но иным лестно прогреметь хоть бы пороками, стараются поразить недостойным, дабы удостоиться бесславной Славы. Даже многоученость и та вырождается в болтливую глупость.
171
Человек, умеющий себя показать.
В этом — блеск достоинств. Для каждого из них своя пора: лови случаи, не всякий день будет днем торжества. Есть люди блистательные, в которых и малое достоинство сияет, а большое — восхищает. Когда уменье себя показать сочетается с качествами выдающимися — человек слывет чудом. Есть народы, любящие блеск; испанцы в этом превосходят других. Свет дарован всему сотворенному, дабы оно блистало. Уменье себя показать многое восполняет, многое искупает, всему придает второе бытие, особенно когда способности способствуют. Наделяя совершенством, Небо предусмотрело и уменье красоваться — одно без другого было бы несносно. А чтобы показать себя, надобно искусство: даже отличное зависит от обстоятельств и не всегда его отличают; кто не вовремя его явил, терпел крах. Но ни в одном уменье так не опасно напускное, тут оно пагубно, ибо пребывает на грани тщеславия, а тщеславие — на грани презренного. Красуясь, соблюдай меру, дабы не впасть в пошлость, и помни, что неумеренность в этом благоразумными осуждается. Порою это искусство состоит больше в красноречии немом, в уменье показать некое отличие как бы невзначай; благоразумная сдержанность — наиболее приятный вид похвальбы: отрицая у себя способность, только подстегиваешь любопытство. Очень важно не выказать ее всю в один раз, раскрывать мало-помалу, все больше и глубже. И пусть одна способность служит залогом другой, еще большей, — похвала породит надежду на последующие.
170
Снисходить до обычною, но не до неприличного.
 Не держись чопорно, брюзгливо — это противно учтивости. Дабы снискать всеобщую благосклонность, лучше убавить церемонность. Иной раз можно пройтись по-простому, но в рамках пристойного,— ведь кого во всеуслышание величают глупцом, того и в тайне не почитают благоразумным. За одни денек глупого веселья утратишь больше, чем обрел за всю степенно прожитую жизнь. Также не мни себя исключением: вызывающее поведение — неуважение к другим; не дозволяй себе капризы, предоставь их капризному полу; даже капризы духа — достойны смеха. Лучшая роль для мужчины — бить мужчиной; женщина, та может достохвально подражать мужчине, но не наоборот.
169
Быть привлекательным — в том чары политичной учтивости.
 Пусть твоя любезность служит приманкой скорее для чувств, нежели для выгод, либо для того и другого. Одних достоинств недостаточно, коль не прибегают к приятности, — только она сделает тебя любимым, она — самое действенное орудие владык. Стать общим любимцем — удача, но помочь себе тут можно и искусством; к великим достоинствам природным лучше прививается и искусственное. Так породишь преданность, а там и всеобщее расположение.
168
Знать нрав тех, с кем имеешь дело, — чтобы понять их намерения.
Зная причину, поймешь следствие, вначале исходя из причины, а только затем — из повода. Меланхолик всегда пророчит злосчастья, а злоречивый — злодеяния; им видится только дурное; неспособные воспринять добро в настоящем, они возвещают зло и в будущем. Страстный говорит на языке, искажающем действительную суть вещей: в нем говорит страсть, не рассудок. Так — каждый; согласно пристрастию либо настроению, но равно далеко от истины. Учись разгадывать выражение лица, по внешним знакам читать душу. Различай: кто всегда смеется — от глупости; кто никогда не смеется — от злости. Избегай любопытного — от легкомыслия, от наглости. Не жди добра от урода, таких обидела сама природа, и, как она их не уважила, так и они ее не уважают. А у красивых — чем больше красивости, тем больше глупости.
167
Во всяком деле, коль знаешь мало, держись проверенного.
Хоть умницей не назовут, зато сочтут человеком основательным. Знающему дозволено дерзать и действовать как заблагорассудится, но знать мало и идти на риск — добровольная гибель. Держись правой стороны, общепринятое не подведет. Скудным знаниям — торная дорога. Да и во всех случаях, со знаниями или без оных, благоразумней держаться привычного, нежели необычного.
166
Пользуйся тем, что ты нов; пока ты — новинка, тебя ценят.
Новое нравится, оно вносит разнообразие, освежает удовольствие — новенькую посредственность больше ценят, чем привычную знаменитость. Изнашивается и старится даже совершенное: помни, что слава твоя как новинки будет недолга,— день-другой, и восторгам конец. Посему воспользуйся первичной восхищения и в разгаре успеха извлеки все, на что можешь притязать; пыл увлечения пройдет, страсти охладеют, и удовольствие от нового сменится досадой от прискучившего. Поверь, все имело свою пору — и все миновало.
165
Благоразумный делает вначале то, что неразумный в конце.
И тот и другой делают одно и то же — разница лишь в поре: один дейст¬вует в пору, другой — не в пору. У кого мозги в самом начале навыворот, тот и дальше так живет: на ногах то, чему быть должно на голове, правое — слева, во всем поведении — левша; а всего-то надо было уразуметь сперва. Под конец неразумный сделает поневоле то, что мог бы сделать добровольно, а рассудительный сразу видит, что надо сделать раньше, что позже, и делает это с охотой и со славой.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 »

Карта сайта