Литературный архив

Вернуться к списку материалов

clear floats

Меня зовут Жульен
(автобиографическая история одной собаки)

23 июля 1994 г. Сегодня мне исполнился год отроду. По человеческим меркам, это более 7 лет, а для собаки – юный возраст. Родителей своих никогда не видел. Возможно, кто-то из них был породистой собакой, а кто-то – дворовым псом. Во всяком случае, все отличают моё внешнее сходство с колли – шотландской овчаркой.

В настоящее время обитаю в небольшой татарской деревушке, насчитывающей около двух десятков изб. Дом моего хозяина стоит на самой опушке осинника. Место живописное, уединённое. Хозяин появляется здесь в основном в субботние, воскресные и праздничные дни. Остальное время проводит в городе. Там он живёт и работает, а сюда приезжает отдыхать со своей половиной. Иногда заглядывает его сын с невесткой. Получается, что большую часть времени дом находится под моим присмотром, хотя об этом меня никто не просил – забыли, наверное. Но я и сам понимаю, не маленький уже, что хозяину надо помогать. Мало ли чего? Дети из соседних деревень захотят похулиганить, или любопытные из леса заглянут. Правда, дом всегда на замке. Но когда рядом с домом живая душа – это совсем другое дело.

У меня есть своё отдельное жильё – просторная будка. Хозяин собственноручно смастерил её из настоящих досок, утеплил опилками, чтобы зимой было не холодно. Всё бы хорошо, да вот только скучновато, не с кем пообщаться. Живёт, правда, в соседнем доме Шарик Но характер у него несносный – коварен и труслив одновременно. Мимо не пройдёшь – задирается без всяких причин, всегда хочет показать своё превосходство, особенно перед слабыми и молодыми собаками. Но ничего, скоро подрасту и стану ему не по зубам.

Ещё две собаки живут на другом конце деревни. Иногда приходится с ними встречаться, но общение бывает непродолжительным, в основном через щели в заборе. Они ревностно оберегают свою территорию, видимо, боятся потерять тёплое место и так рьяно выслуживаются. Или, может, завидуют моей свободе?

Своему появлению в этой деревушке я обязан детям хозяина. Они нашли меня где-то на большой автомобильной дороге, когда ехали на дачу. По их рассказу, я находился на обочине, кем-то оставленный, совсем маленький, с закрытыми глазами, едва державшийся на лапках. Они случайно обратили внимание на этот маленький комок и остановились, чтобы подобрать и согреть меня. И вот с тех пор прошёл год. Дети вначале меня называли Жуликом. Но какой я Жулик? Это имя мне совсем не подошло: маленький, беззащитный сирота, не познавший материнской ласки. Хорошо, что хозяин предложил изменить эту кличку на более благозвучную – Жульен. Она поначалу как-то странно звучала в этой татарской деревне, но мне сразу понравилась и стала родной.

Приехав в деревню, хозяин всегда первым делом зовёт меня к себе. Громко, на всю улицу кричит: «Жульен, Жульен!» Я с радостью мчусь ему навстречу с другого конца деревни. Из подворотен злобно, не по-доброму, всегда начинают лаять две соседские собаки, а последним к этому хору подключается Шарик. Ох, как он мне надоел! Но я не остаюсь в долгу. У меня недавно прорезался голос взрослой собаки – звучный и громкий, так что ему уже приходится со мной считаться.

Хозяин всегда привозит что-нибудь вкусненькое. И сегодня я его жду с нетерпением. Появление хозяина в день моего рождения – лучший подарок!

17 сентября 1994 г. Сегодня утром приезжал Серёга – водитель хозяина. Привозил еду. Как всегда, на первое – большую банку каши с мясом, па второе – свиные сахарные косточки и куриные лапки, а на третье – большое количество хлебных сухарей. Скорее всего, часть их придется направить па пополнение неприкосновенного запаса, закопав где-нибудь поблизости, как недавно найденную в соседнем доме баранью голову. Главное, чтобы Шарик не унюхал. Слишком часто стал бегать в последнее время вокруг моей территории.

28 сентября 1994 г. Вчера хозяин устроил мне генеральную стрижку. Я сразу почувствовал его нехорошие намерения. А когда увидел в руках ножницы, хотелось убежать подальше в лес. Едва сдержался, чтобы не залаять и не огрызнуться. Шерсть у меня шелковистая, светло-коричневого цвета, слегка вьющаяся. Но вот беда – летом бывает очень жарко, и цепляется проклятый репейник. В результате шерсть скатывается в многочисленные шарики, и я становлюсь похожим на огородное чучело. Всё понимаю, но ножницы не переношу. Однако вынужден смириться – как говорит мой хозяин, «красота требует жертв».

25 сентября 1994 г. Ночи стали прохладными. Недавно хозяин дополнительно утеплил мою будку старой одеждой, но всё равно это не спасает. Хотя будка сделана на совесть, и крыша покрыта рубероидом – прямо настоящий дом. Старый склочник Шарик, пробегая мимо, всегда с завистью смотрит на мое жильё и норовит меня задеть. Вырасту – ух и покажу ему кузькину мать!

20 ноября 1994 г. Совсем стало холодно. Постоянно моросит дождь, иногда со снегом. Хозяина продолжает волновать проблема моей предстоящей зимовки. Вчера он договорился с соседом Закарией, чтобы тот пустил меня перезимовать. Ходили смотреть мой будущий зимовник. Закария предложил сарайчик рядом с коровой и потребовал обязательно посадить меня на цепь. Ничего себе! Я что – преступник какой? Что я ему, гаду, плохого сделал? Я был свободным – свободным и останусь, несмотря ни на что. Конечно, мне такие условия не понравились. Хозяин у меня молодец, всё понял, и мы вернулись в свой дом. Хоть здесь и не Ташкент, но всё-таки свободная жизнь. Честно говоря, я и сам уже нашёл для себя второй дом, правда, на другом конце деревни. Нового хозяина зовут Петро. Увидел свет в окне, постучался лапкой – они меня и пустили в дом, добрые люди, сразу видно. Теперь я часто бываю там. Когда приезжает мой первый хозяин, то бегу к нему. Так и живу на два дома.

5 декабря 1994 г. Вчера наконец-то побывал в городской квартире хозяина. Так себе. Не думал, что будет такое старое жильё, причём на первом этаже деревянный, дощатый пол. Похоже, и мыши часто гостят в доме. Их-то я чувствую за версту. Три комнаты, кухня, ванная, туалет отдельный. Прихожая небольшая. Как они с хозяйкой там живут, не знаю! Мне достаточно было одного дня, чтобы понять предстоящий ужас жизни в этой клетке. Конечно, мне ничего не оставалось, как нахулиганить в этом доме. На глаза попались телефонные провода – я их и перегрыз. Этого было достаточно. Хозяин страшно разгневался и сегодня отвёз меня назад в деревню и холод, но на полную свободу.

15 декабря 1994 г. Пережил кошмарную неделю. Не хочется даже вспоминать. Короче, меня украли. И только через неделю хозяину с большим трудом удалось меня отыскать и вернуть в родную деревню. Подвела, как всегда, моя излишняя доверчивость. Когда вечером к дому подъехала машина типа УАЗика. я подумал, что это хозяин, и выбежал навстречу. Из машины вышел незнакомый человек, протянул вкусно пахнущий кусочек мяса. Я не мог устоять перед таким соблазном. А потом он позвал в машину. Вот тут и захлопнулась клетка, и я оказался в плену настоящих жуликов. Куда везли, ничего не понимал. Ехали не более часа. Оказались в частном доме. Меня вывели из машины и сразу же набросили ошейник с цепью. Прощай, моя свобода, подумал я тогда безнадёжно. Сказать, что со мной обходились грубо, не могу. Кормили, пытались разговаривать. Но железная цепь не давала мне расслабиться. Перед глазами стояча родная деревня. Даже этого паразита Шарика вспоминал.

А в это время, как рассказал хозяин, он и его дети с друзьями бросились на поиски. Вначале думали, что я заблудился и оказался в соседней деревне. Но поиски в близлежащих местах ничего не дали. Кто-то из знакомых подсказал возможное местонахождение. К счастью, им удалось обнаружить один дом недалеко от города, где недавно появилась собака. Я сразу узнал своих близких. Жуликам ничего не оставалось, как передать меня моему прежнему хозяину. Первое время я боялся даже сесть в машину. И вот снова свобода, дом родной и моя деревня!

31 декабря 1994 г. Сегодня будем встречать Новый год. Приедет хозяин со своей супругой. Хорошо посидим. Он, как всегда, поставит на меня свои ноги – шерсть согревает и успокаивает. Вспомним уходящий год. Он был непростым. Хорошо, что всё позади!

Карта сайта