Литературный архив

Вернуться к списку материалов

clear floats

Под столом

Как всегда, после первых двух уроков в школе наступала большая перемена. Она продолжалась минут десять. Этого времени было достаточно, чтобы заняться чем-то интересным. В хорошую погоду ребятам больше всего нравилось выходить на школьный двор.

Девочки успевали поиграть «в классики», расчертив мелом на асфальте ровные клетки с номерами от первого до десятого. Ещё девочки любили играть в «штандер». Эта игра также проста и не требует каких-либо атрибутов. Все собираются в кучу, водящий подбрасывает небольшой мяч, и когда он летит, все должны разбегаться подальше. Поймав мяч, водящий кричит «штандер», и все останавливаются. Остаётся ему попасть мячиком в кого-нибудь из играющих, который станет следующим водящим.

Мальчиков больше всего привлекали запретные игры. Кто-то умудрялся поиграть в «пристенок» на оставшуюся сдачу от буфета. Кто-то – в «котёл». Многие любили играть в так называемый «американский» футбол или «американку». Откуда это название – никто толком не знал. Ворота в этой игре обозначались любыми предметами. Это могли быть камни, кирпичи, палки или чаще ученические портфели. Такие ворота никто не защищал. Ширина их была не более двух метров. Команда могла состоять даже из одного игрока. Другими словами, можно было играть даже вдвоём. Но чаще всего играли «два на два» или «три на три».

Часто в такой футбол играли и мальчики из 5 «б» класса Вова Липатов, Юра Михайлов, Валера Николаев и Миша Копнев. Вот и сегодня, уединившись за школой на небольшой площадке, увлечённо гоняли, перепасовывая друг другу небольшой мячик, поочередно забивая голы. Видимо, так увлеклись игрой, что не услышали, когда прозвенел звонок и школьный двор мгновенно опустел. Первым «почувствовал» время Юра, и ребята тут же помчались в класс. Но, к сожалению, урок уже шёл полным ходом.

Василий Трофимович – учитель немецкого языка – проверял домашнее задание, по-немецки задавая свои вопросы. Запыхавшаяся от быстрого бега, вспотевшая и взлохмаченная четвёрка друзей, как говорится, ворвалась в класс, нарушив стройное течение урока. Василий Трофимович в таких случаях всегда был очень строг. Редко кому удавалось избегать наказания. Иногда даже слишком болтливым девочкам приходилось подолгу стоять в углу. Эта же участь ждала и наших героев. Не раздумывая, учитель огласил вердикт: за опоздание встать лицом к стене! Видимо, углов не хватало на всех, поскольку два из четырёх были заняты шкафами, Друзьям ничего не оставалось, как подчиниться. Только минут через пятнадцать сердце Василия Трофимовича немного «оттаяло», и он разрешил всем опоздавшим сесть за парты. Хорошо, что ещё в дневник ничего не написал. Но в целом хорошее впечатление от большой перемены основательно было подпорчено.

Надо отдать должное, преподавание иностранных языков в школе было поставлено, как говорится, на хорошем уровне. Отсюда и высокое требование к дисциплине на уроках. Из двух возможных языков ребята почему-то охотнее выбирали немецкий. Видимо, сказывалась военная тематика художественных фильмов и книг. Прошло ведь немногим более 20 лет с окончания Великой Отечественной войны, и желание знать именно этот язык, а не английский, диктовалось подсознательно. Особенно этот выбор преобладал у мальчиков, совсем недавно увлечённо игравших в различные военные игры, где естественно использовались отдельные немецкие фразы, чаще всего «Hande hoch!» («Руки вверх!»). Василий Трофимович в совершенстве знал немецкий и давал высокий уровень знаний своим ученикам. Где он так освоил язык – никто не знал. Одни говорили, что он был участником войны, чуть ли не разведчиком в тылу врага. Другие считали, что это дают о себе знать немецкие корни. Хотя по национальности он считался украинцем.

Придя из школы домой, Вова Липатов быстро покушал и сразу засобирался на улицу. Там во дворе он должен был встретиться с друзьями, чтобы затем пойти в кино. Квартира, в которой он жил, находилась на первом этаже, и из окон хорошо просматривался большой двор. Он в очередной раз посмотрел в окно и застыл от удивления. Прямо к их подъезду приближался новый классный руководитель Ханиф Хайдарович. «Неужели к нам? – насторожился Вова и машинально подумал: – Может быть, это связано с опозданием на урок немецкого языка? Что делать?»

Мама возилась на кухне, что-либо ей объяснять было уже поздно. И он забегал по квартире, пытаясь найти укромное место в спальне. Раздался звонок в дверь. В зале также не было ничего подходящего. И он, недолго думая, залез под круглый стол, накрытый скатертью, стоявший посередине зала. Мама открыла дверь. Пришедший представился классным руководителем и объяснил цель своего прихода – посмотреть, в каких условиях живут его ученики, чем занимаются в свободное время. Мама пригласила учителя в комнату, где они расположились за столом, под которым как раз и сидел, не дыша, Вова. Таким образом, он оказался невольным пленником и слушателем беседы. Мама предложила гостю чай и пошла на кухню. Наступила пауза и томительное ожидание. Под столом было не совсем уютно.

К счастью, мама быстро вернулась с чаем, и они продолжили разговор. Учителя интересовали многие бытовые вопросы: в котором часу Вова утром встаёт, в котором вечером ложится спать, какие книги читает, с кем на улице играет и кто приходит к нему в дом. В общем, разговор был не коротким, ноги и руки начали неметь. Вова слегка пошевелил ногой – получилось как-то неловко, с шуршанием. Учитель обратил на это внимание и спросил, есть ли в доме кошка. Мама ответила, что кошек в доме нет. Однако Вова всё больше чувствовал себя неуютно, зачесалось в носу – он не выдержал и чихнул. Какое же было удивление всех, когда, подняв скатерть, увидели под столом сидящего в форме «калачика» Вову. Долго смеялись и не могли понять, зачем он спрятался. Когда учитель ушёл, мама всё-таки выяснила истинную причину Вовиных пряток и попросила больше не опаздывать на уроки.

А в школе на уроках физики Ханиф Хайдарович иногда спрашивал Вову: «Как поживает домашняя кошка? Здорова и не чихает ли?» Это стало их совместной тайной.

Карта сайта