Литературный архив

Вернуться к списку материалов

clear floats

От апреля к апрелю

Апрель в нашей истории - месяц особый. С него в 1985 г. начался отсчет времени перестройки. И вот ровно через 6 лет он вновь преподнес сюрпризы. На этот раз более ощутимые для каждого из нас - через изменение цен. Была ли альтернатива, то есть другой вариант? Многие известные экономисты соглашаются: нет, не было. В любом случае, кто бы ни стоял сегодня у руля власти, вынужден был бы проделать то же самое.

Да, возражают другие, это так, но где гарантии, что подобное не повторится, скажем, через полгода, год? Надолго ли хватит этих мер без серьезной программы стабилизации экономики страны и перехода к рынку? Заработает ли народное хозяйство на человека? Будет ли экономический интерес к производству тех самых товаров и услуг, из-за отсутствия которых постоянно усиливается поток обесцененных купюр? Вопросы справедливы. И пока четкого, ясного ответа на них общество не имеет.

На каком-то этапе перестройки было решено показатель прибыли сделать главным мерилом производственных результатов и источников фондов потребления. Другими словами, примерно так, как это принято в условиях рынка и свободы товаропроизодителей. Но без учета наших особенностей. А именно сверхмонополизации, отсутствия конкуренции и строго финансового контроля, понятий и элементов рыночной экономики. Да еще и на кооперативные формы хозяйствования сделали акцент. В результате все бросились в погоню за прибылью. Началось настоящее соревнование, только без правил. Вначале успех был на стороне кооператоров. Они даже постарались забыть о том, что их главной задачей было производство товаров народного потребления, и стали осваивать большие массы обесцененных безналичных денег предприятий и организаций. И на их расчетных счетах, как в сказке, безналичные стали превращаться в наличные, на которые каждый кооператор хотел приобрести реальный потребительский товар. И приобретал, взвинчивая цены. Через некоторое время их стали настигать промышленные предприятия, получившие в условиях демократизации управления известную долю свободы без повышения ответственности перед обществом.

Как известно, дополнительную прибыль можно получить тремя основными способами. Первый - снизить затраты (материальные, трудовые) на производство, второй - увеличить его объемы, улучшить потребительские качества продукции, третий - повысить цены. Понятно, что самым легким и распространенным в тех тепличных условиях, которые до сих пор еще сохраняются в экономике, оказался третий способ. Наши монополисты-производители при отсутствии конкуренции стали взвинчивать цены до предельно возможного уровня. Главное, чтобы они покрывали всю существующую бесхозяйственность, неорганизованность и даже снижение объемов производства. Появился новый термин - договорные цены. Только не между производителем и потребителем, как полагается в рыночной экономике, а между самими производителями-монополистами. И, надо сказать, в этом договорном процессе все наши предприятия значительно «преуспели». Цены на сырье, материалы возросли на порядок.

Несмотря на самые серьезные запреты, этот процесс продолжается и сегодня. Только, так сказать, в узаконенном порядке. С начала 1991 г. большая часть цен на материалы, сырье, энергию и т.п. возросла в среднем в 1,4-2 раза. А это, в свою очередь, не могло не привести к росту розничных цен на потребительские товары. Раз дорогие материалы, из которых они изготавливаются, то почему должны оставаться дешевыми товары? В чем тогда смысл их производства, в убыток себе? Так что все логично, и реформа цен была неизбежной. Хотя можно было еще потянуть некоторое время, выплачивая производителям дешевых товаров огромные дотации из государственного бюджета.

Но они и так достигли астрономической цифры - более 225 млрд руб. К сожалению, даже и после повышения цен сумма дотации остается на уровне 130 млрд руб. Цены повысились, но исключены ли одновременно причины, которые подвели наше общество к этой болезненной операции? К сожалению, пока нет. Если не считать пожарных мер, осуществленных в последнее время правительственными органами.

Прежде всего, отказ от недавно принятого Закона о налогах в части прямой независимости фонда потребления (и, следовательно, фонда оплаты труда) от прибыли. Как известно, этот Закон допускает рост зарплаты свыше нормируемой величины при условии уплаты больших налогов. Теперь же фонд оплаты поставлен исключительно в зависимость от производства. Будут расти объемы продукции - будет увеличиваться и зарплата.

Все здесь вроде бы правильно. На первый взгляд, неплохой шлагбаум на пути необоснованного роста выплат по фонду потребления. Да вот остаются некоторые нюансы, от которых никуда не деться, разве только, как страус, спрятать голову в песок. А как же быть с интересом к экономии затрат на производство? Мы ведь и так значительно больше других стран тратим материальных, сырьевых, энергетических ресурсов на единицу продукции.

Будет ли прямой смысл у трудовых коллективов снижать этот показатель, если он не отражается на зарплате? Экономического смысла явно нет. Остается действовать только старыми испытанными методами - запрещать и не давать. Но хватит ли контролеров, уследит ли центр за всеми? Раньше, во всяком случае, это не удавалось сделать, а теперь тем более. Так на что же расчет, опять на сознательность? И еще, вряд ли справедливы принятые ограничения в отношении тех, кто работал и продолжает работать по фиксированным (а не договорным) ценам, устанавливаемым государством. Прежде всего, это наши нефтяники. Свою сверхплановую прибыль они получали не за счет игры цен, а только благодаря сверхплановым объемам добычи, экономии затрат, повышению качества продукции. Принцип «стричь под одну гребенку» не учитывает этих особенностей. А жаль!

К новым ценам населению предстоит еще привыкнуть. Первые дни после их оглашения народ посещал магазины, в основном, видимо, с целью ознакомления с обстановкой. В надежде увидеть лежащий на полках, пусть даже недоступный иногда, но товар. К сожалению, таких изменений не произошло. По-прежнему пусто и по-прежнему очереди.

Хотелось бы отметить некоторые преимущества наших горожан по сравнению с жителями больших городов, например, Москвы, Ленинграда. Наш регион намного раньше, еще до начала перестройки, стал испытывать трудности с продуктами из-за постоянного сокращения централизованных фондов. Поиск путей выхода из этой ситуации мы нашли в развитии подсобных хозяйств на предприятиях, расширении количества участков под сады-огороды, помощи селу. Большим городам этого не требовалось - они обеспечивались достаточно неплохо из централизованных государственных фондов. Да там и трудней это было реализовать.

К примеру, только совхоз «Нефтяник» дополнительно обеспечивает нас значительным количеством овощей, мяса, молока. В среднем в год более чем на 5 млн руб. в старых ценах. Сегодня мы должны выразить признательность тем руководителям и коллективам, кто стоял у истоков зарождения таких хозяйств, кто, несмотря на дефицитность всего, находил для этого необходимые ресурсы. И, как видим, они были правы. И сейчас многие коллективы предприятий ОАО «Татнефть» взяли в начале года в свой состав ряд новых сельских хозяйств. Отдача обязательно будет. Но это завтра. А как быть сегодня? Выход в одном - лучше и больше работать. Расчеты и оценки показывают, что прожить в Альметьевске пока можно. В принципе, каждый сумеет свести концы с концами. Помещаемые в данном выпуске материалы в некоторое степени подтверждают этот вывод.

Карта сайта