Литературный архив

Вернуться к списку материалов

clear floats

Читатель против ведущего

(Заочная дискуссия в 5 раундов)

Среди поступающих в редакцию откликов на статью ведущего нашей рубрики Лавущенко В.П. «От апреля к апрелю» один, за подписью Насырова Р., нам показался особенно интересным. Мы решили поместить его в шестом выпуске, но в несколько необычной форме. Вниманию читателей предлагается своеобразная заочная дискуссия ведущего и его оппонента, а также взгляд одного из наших активных рабкоров со стороны. Последний как бы выступает в качестве третейского судьи. И, конечно же, мы приглашаем всех читателей газеты высказать по этому поводу свое мнение.

Раунд первый

Насыров Р.:
Прочел статью Лавущенко В. «От апреля к апрелю» в «Знамени труда» от 25.04.1991 г. и сразу же возник вопрос – какой целью задался автор? Ответ нашел в конце публикации: «Расчеты и оценки показывают, что прожить в Альметьевске пока можно. В принципе каждый сумеет свести концы с концами… Выход в одном – лучше и больше работать…» Если добавить к этому высказыванию соображение о необходимости повышения производственной дисциплины и порядка, то все впишется в официальные призывы, тысячекратно повторенные с начала перестройки и до наших дней.

Что касается производственной дисциплины и порядка – они обозначены зарплатой «от» и «до» и находятся в полной от нее зависимости.

Лавущенко В.:
А какой вообще возможен сегодня в кризисной ситуации призыв? Не работать? Но что из этого получается, на примере забастовок мы уже знаем. Что касается производственной дисциплины и порядка, считаю, они – необходимое условие эффективной и качественной работы в любых экономических системах. К слову, при рынке это понятие не условное, а реальное, там не любят неисполнительных – можно оказаться за воротами, на пособии по безработице. К сожалению, в последнее время нам всем явно не хватает дисциплинированности.

И еще весьма трудно согласиться с утверждением, что производственная дисциплина и порядок однозначно определяются только уровнем зарплаты. Здесь по крайней мере должны соблюдаться еще три условия:

  1. Самостоятельность, работа на себя, а не на дядю.
  2. Страх перед более удачливым конкурентом.
  3. Зависимость зарплаты от качества и объемов продукции. В противном случае повышение стоимости рабочего места неизбежно приводит к инфляционным процессам.

Раунд второй

Насыров Р.:
Кооперативы работают и лучше, и больше, но не пришлись ко двору не без помощи вас, экономистов-промышленников. И вы (экономисты-промышленники) прекрасно понимаете, на чем основан успех кооперативов – они попросту заполнили прибыльные ниши, которыми изобилует развитой социализм и которые вы же, промышленники, оставляете после себя. Вы, однако, предпочли влиться в общий хор возмущенных голосов.

Лавущенко В.:
Так заполнили ли кооперативы прибыльные ниши? Давайте разберемся. В условиях централизованных цен и системы дотаций понятие прибыльности весьма условное. К примеру, нефтяное дело – рентабельное или нет? Капиталист с Запада будет удивлен такому вопросу. Конечно, скажет он, занятие это весьма прибыльное. А вот специалисты объединения «Татнефть» ответят неопределенно, в лучшем случае – осторожно.

Секрет здесь прост. Рентабельность определяется ценой на продукцию и уровнем затрат. Только игрой цен можно сделать даже такую эффективную отрасль, как нефтяная, нерентабельной. Посадить на дотации и другие экономические подпорки. А что же в случае с кооперативами? Здесь в отсутствии конкуренции цены устанавливаются пока более свободно, обеспечивая и высокую зарплату, и прибыльность. Так что условия неравные. Нефтяники, например, такой возможности не имеют. Только приватизация и самостоятельность предприятий, развитие рыночных структур определят, кто есть кто.

И еще по поводу экономистов-промышленников. А были ли они вообще в системе централизованного управления, когда все расписывалось до болта и гайки? Что, экономисты-промышленники определяли производственные отношения в нашем обществе, устанавливали те принципы, которые оказались искусственным нагромождением догм? Искать виновных всех наших сегодняшних недостатков среди специалистов этой категории – это, по меньшей мере, заблуждение.


Раунд третий

Насыров Р.:
В статье приводятся экономические курьезы перестроечных лет, выдаваемые за логически неизбежные проблемы. Например, автор пишет, что, несмотря на ценовую реформу, дотации государства снизятся с 225 млрд руб. только до 130. Что это означает – цены поднимутся еще во столько же раз? Нетрудно подсчитать, что эта сумма – почти годовая зарплата всего работающего населения страны. Так что же, выходит, целый народ в течение года играл в куклы, и труд его ничего не стоил, а посему государство вынуждено было содержать его за свой счет?

Лавущенко В.:
Действительно, значительная часть дотации из государственного бюджета на данном этапе реформы цен сохранится. Это связано с покрытием больших расходов на коммунальные услуги и жилье, производство мяса и другие цели.

Здесь надо иметь в виду, что, по официальным данным (в чем я тоже, как и вы, сомневаюсь), компенсировано населению 85% удорожания цен за счет снижения отчислений из прибыли в госбюджет. Другими словами, государство по ряду потребительских товаров уже не покрывает убытков производителям, а это делаем мы с вами, покупая товар по повышенным ценам. В условиях монополизма за нашими с вами спинами, уважаемый товарищ оппонент, производители договариваются между собой.

Мы же являемся как бы заложниками этого процесса. Нас всегда ставят перед фактом. Будут ли в дальнейшем повышаться цены? Это зависит от соотношения между массой денег и товаров. Пока все признаки свидетельствуют о дальнейшем увеличении несоответствия. Товаров производим с каждым месяцем меньше, а денег выплачиваем больше.


Раунд четвертый

Насыров Р.:
Не утверждая и не отступая, автор пишет, что нынешней экономической политике альтернативы нет. Она была – программа «500 дней» и сходные с ней, пока Павлов по локоть не запустил руку в карман доверчивого покупателя. Можно было бы вложить деньги в акции приватизированных предприятий, приобрести земельные участки. Теперь денег не стало и альтернатива муравьиному труду во благо социализма и тех, кто им заправляет, исчезла и не появится в ближайшие 3-4 года, пока до народного сознания не дойдет, что не муравьи они, а люди, что способны сами позаботиться о себе, не возлагая эти обязанности на дядю-благодетеля.

Лавущенко В.:
Не возражаю, альтернатива была, но год назад, в том числе в виде программы «500». Но сегодня ее уже нет. Это подтверждается уходом в отставку тех, кто ее создавал и отстаивал. Сегодня в обществе обсуждается уже другая программа – антикризисная. Как известно, подписано так называемое «соглашение десяти».

А вот что касается процесса приватизации, то здесь возможны, по крайней мере, три варианта (см. «Знамя труда» № 48 от 27 марта). Напомню. Первый – распродать часть государственной собственности населению, используя имеющиеся сбережения. Кстати, вы не правы, считая, что у населения денег после реформы не осталось. По данным госкомстата, за первый квартал остатки вкладов населения в учреждениях сберегательного банка СССР на 1 апреля достигли 407,0 млрд руб. – увеличились за три месяца на 25,6 млрд руб. Второй – вернуть каждому трудящемуся (включая пенсионеров) право на собственность в виде сертификатов (купонов), которые можно использовать на приобретение акций. И, наконец, третий – смешанный подход, когда используется символическая плата для выкупа предприятий и безвозмездная передача в собственность коллектива.


Раунд пятый

Насыров Р.:
Автор пишет о признательности, которую мы должны испытывать к руководителям, стоявших у истоков подсобного хозяйства типа совхоз «Нефтяник». Уместно будет спросить, кто мешал объединениям, главкам и трестам, в том числе «Татнефти», создать их за сорок лет повсеместно, пока такие возможности были?

Работая на КПД, за полтора года мы с женой получили три раза по килограмму мяса, а перед 8 марта – килограммовую праздничную кость в целлофане за семь рублей, над которой долго ломали голову: какому животному она может принадлежать и что с ней делать? Сварили, получился хороший бульон. Заботами отцов-промышленников даже семирублевые кости на дороге не валяются. А сколько потребили вы, уважаемый автор статьи?

Жизнь, несмотря ни на что, – прекрасная все-таки штука, и улучшить ее можно, вложив средства заводских и промышленных предприятий в подсобные аграрные цеха с использованием своих, но не колхозно-совхозных работников и специалистов. Больше будет гарантий экономически чистой продукции. Да и трудоустройство не последнее дело.

Лавущенко В.:
Кто мешал создавать подсобные хозяйства? Но этот вопрос, видимо, в большей мере к тем, кто слабо занимался этим делом, в том числе к руководству КПД. А что касается меня, то я приобретаю мясо, как и все, по талонам в магазине и на рынке, плюс выделяет предприятие.

А вообще я так понял, что вы не против подсобных хозяйств. А вот сам сомневаюсь в правильности выбранного пути. Эта мера кажется мне вынужденной. Каждый должен заниматься своим делом. Нефтяники – нефтью, строители – строительством, а крестьяне – сельским хозяйством. А то, что все перепуталось, – это следствие нашего тупикового развития. Но я верю, что когда-нибудь мы сможем заниматься только выгодной для себя работой. А рынок рассудит, насколько умело и эффективно каждый из нас это делает.

Карта сайта